kot_or_osl (kot_or_osl) wrote,
kot_or_osl
kot_or_osl

Жертва первой авиакатастрофы в России

Лётные лики

Лев Макарович МАЦИЕВИЧ -  русский авиатор, капитан. Погиб, очевидно, в первой авиакатастрофе на территории Российской империи.
Лев Мациевич родился 1 (13) мая 1877-го, в Киевской губернии. В 1901-м окончил Харьковский технологический институт, в 1902-м - Морское инженерное училище (экстерном); а в 1906-м - Николаевскую морскую академию.В 1908-м начал служить в Морском техническом комитете, с 1909 года - в отделе воздухоплавания.
Мациевич очень внимательно наблюдал за развитием авиации, на одном из заседаний в отделе он представил первый в мире проект авианосца, способного нести 25 самолётов. В этом проекте он первым в мире предложил идею катапульты и тормозной системы, ограничивавшей пробег самолёта по палубе. В 1910-м Мациевич был направлен в Европу для изучения мирового авиационного опыта. Во Франции он прошёл обучение в авиашколе Анри Фармана и в числе первых российских лётчиков получил диплом школы.
24 сентября (7 октября) 1910-го Мациевич выступал с показательными полётами в Санкт-Петербурге на Всероссийском празднике воздухоплавания.
В этот день он совершил на своём «Фармане» несколько полётов, "катал" высших офицеров, влиятельных особ. Мациевич тогда поднимал в воздух вообще всех желающих. А тремя днями ранее, 21 сентября, в его покатушках участвовал и председатель правительства П.А. Столыпина.
Перед самым последним полётом Мациевича адъютант шефа российской авиации великого князя Александра Михайловича передал пожелание показать какое-нибудь авиационное достижение. Мациевич решил взлететь на самолёте на возможно максимальную высоту. Ровно в 18 часов его самолёт начал разваливаться в воздухе на глазах у потрясённых зрителей.
Когда самолёт Мациевича находился на высоте 480 м, раздался непонятный треск. После чего самолет "клюнул" носом и устремился вниз. Созданная специальная комиссия дала объяснение катастрофе: в полёте лопнула одна из проводок диагональной растяжки, находившаяся перед мотором. Она попала в винт и вызвала обрав других растяжек, самолёт начал деформироваться. При попытке выправить падающую машину Мациевич сорвался с сиденья и выпал из аэроплана.


Писатель Лев Успенский, десятилетним подростком присутствовавший при гибели Мациевича, писал:
"На лётном поле к этому времени было уже не так много зрителей; и всё-таки полувздох, полувопль, вырвавшийся у них, был страшен… Я стоял у самого барьера и так, что для меня всё произошло почти прямо на фоне солнца. Чёрный силуэт вдруг распался на несколько частей. Стремительно чиркнул в них тяжёлый мотор, почти так же молниеносно, ужасно размахивая руками, пронеслась к земле чернильная человеческая фигурка… Исковерканный самолёт, складываясь по пути, падал то «листом бумаги», то «штопором» гораздо медленнее, а ещё отстав от него, совсем наверху какой-то непонятный маленький клочок, крутясь и кувыркаясь, продолжал своё падение уже тогда, когда всё остальное было на земле.
На этот раз солдаты аэродромной службы и полиция опередили, конечно, остальных. Туда, где упало тело лётчика, бежали медики с носилками, скакала двуколка Красного Креста.<…>
Я даже не подошёл к остаткам самолёта. Подавленный до предела, совершенно не понимая, что же теперь будет и как надо себя вести - это была вообще первая в моей жизни смерть! - стоял я над неглубокой ямкой, выбитой посреди сырой равнины поля ударившимся о землю человеческим телом, пока кто-то из взрослых, видя мое лицо, не сказал сердито, что детям тут делать нечего.

Еле волоча ноги, я ушёл. Но, видно, мне «было что тут делать», я тоже унёс с собой и сохранил навсегда запах растоптанных множеством ног трав, мирный свет очень красного в тот день заката и рычание мотора в одном из ангаров, который, несмотря ни на что, гонял кто-то из механиков, и ту вечную память о первом героически погибшем на моих глазах человеке, что позволила мне сейчас написать эти строки…"




Эта трагедия вызвала потрясение у всех. Хоронили Мациевича как национального героя. Улицы Санкт-Петербурга были заполнены народом, над траурной процессией летел дирижабль «Кречет». Стихотворение "Авиатор" посвятил ему Александр Блок.
Лев Макарович Мациевич был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.
В Санкт-Петербурге, на месте гибели авиатора в 1912 году был установлен памятный камень (архитектор И.А. Фомин) (ныне - сквер между домами № 11/1 и 13/1 по Аэродромной улице). Там же, в районе бывшего Комендантского аэродрома находится площадь Льва Мациевича.
Гибель капитана Мациевича заставила задуматься о безопасности полётов авиаторов. После его гибели в России затормозилось создание гидросамолётов и корабельной авиации.
Но с другой стороны, его смерть, к примеру, подвигла к изобретению ранцевого парашюта Глебом Котельниковым.
Tags: АВИАЦИЯ, Питер, история, память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments