kot_or_osl (kot_or_osl) wrote,
kot_or_osl
kot_or_osl

Categories:

Первый пилот Арктики

Лётные лики

30 сентября 1916-го, на летающей лодке М-9 Григоровича Ян НАГУРСКИЙ вынужденно выполнил две мёртвых петли.
Нагурский с механиком Годовиковым решил попробовать, как долго гидроплан может набирать высоту, направленный вертикально, и в какой степени и времени рули теряют силу влияния на управление. Таким образом, лётчик выполнил две мёртвые петли подряд.
Во время выполнения петель Нагурский чуть не потерял механика, который не был пристёгнут. Годовикова выбросило из сиденья, но он удержался за крылья. Впоследствии Нагурский выполнял петли несколько раз, но уже летая один.
Получается, что впервые в мире с пассажиром на борту Ян Нагурский выполнил петлю Нестерова. Этот своеобразный рекорд можно зафиксировать и как мировой.


Ян (Иван) Иосифович Нагурский (Jan Nagórski, 8.2(27.1) 1888 - 9.6.1976) - русский морской лётчик, по национальности - поляк, гидроавиатор, первый в мире полярный лётчик. Первым совершил полёты на самолёте севернее полярного круга. Первым в мире выполнил мёртвую петлю на гидросамолёте.
Родился в семье мельника. По окончании школы работал судебным клерком и учителем. В 1906-м поступил в Одесское юнкерское пехотное училище. В августе 1909-го получил звание подпоручика и назначение в 23-й Сибирский стрелковый полк, расквартированный в Хабаровске. В конце 1910-го подал рапорт на поступление в Высшее морское инженерное училище и продолжил обучение в Санкт-Петербурге. Вдохновлённый демонстрационными полётами Уточкина, с начала 1911-го по 1912-й год Нагурский прошёл курс обучения в Императорском Всероссийском аэроклубе в Новой Деревне под руководством инструктора Раевского. В июне 1912-го Ян поступил в Гатчинскую офицерскую воздухоплавательную школу. В следующем году получил звание военного лётчика. Одновременно с авиаподготовкой, в июле 1913-го он успешно защитил диплом морского инженера и был назначен в Главное Гидрографическое Управление.


К 1914-му сразу три русские арктические экспедиции (В.А. Русанова, Г.Л. Брусилова и Г.Я. Седова) считались пропавшими без вести. По инициативе Русского Географического общества 18 января 1914-го Совет министров дал указание морскому министерству организовать их поиски. Выполнение поисковых работ было возложено на Главное гидрографическое управление. Его начальник генерал-лейтенант М.Е. Жданко вызвал поручика по адмиралтейству Нагурского и спросил его мнение о возможности полётов в Арктике. Нагурский не имел полярного опыта и вступил в переписку с Амундсеном. Первоначально Ян рассматривал возможность использования гидросамолёта Григоровича М-5, однако затем остановил выбор на Farman MF.11.

21 мая 1914-го Нагурский выехал в Париж на завод Фармана для приемки самолёта. Кроме того, он посетил завод Рено, где был изготовлен двигатель мощностью 70 л.с. Самолёт был снабжен поплавками для взлёта и посадки на воду, способен поднимать груз в 300 кг и развивать скорость до 100 км/ч. Запаса топлива на борту должно было хватить на пять или шесть часов полёта. Здесь же Нагурский пытался нанять французского авиатехника для обслуживания самолёта в ходе экспедиции, но никто не согласился. 14 июня, после 18 испытательных полётов, самолёт был разобран и упакован в восемь ящиков. 22 июня Ян уже в Кристиании, а ящики с самолётом бережно погружены на барк «Эклипс». Всего в экспедиции участвовали четыре судна, в том числе «Эклипс» и «Герта» были приобретены правительством для нужд экспедиции, а «Андромеда» и «Печора» арендованы. Руководитель экспедиции капитан 1-го ранга Исхак Ислямов скептически отнесся к идее воздушного поиска, однако Нагурский получил поддержку Амундсена и Отто Свердрупа. 30 июня «Эклипс», провожаемый Нансеном, покинул Кристианию. 1 августа «Эклипс» прибыл в Александровск-на-Мурмане (ныне Полярный). Здесь к Нагурскому присоединился опытный авиатехник морской авиации Евгений Кузнецов, матрос-доброволец, прибывший из Севастополя. Дальнейший путь проходил на пароходе «Печора» под командованием капитана 2-го ранга П. А. Синицына. По заданию Ислямова, Нагурскому предстояло обследовать с воздуха район побережья Новой Земли от Крестовой губы до полуострова Панкратьева.

«Печора» вышла в море 13 августа и, пользуясь свободным от льда морем, уже 16-го достигла Крестовой губы. Там на якорной стоянке их уже ожидала «Андромеда» под командованием Г.И. Поспелова. «Андромеда» была остановлена льдами и не смогла пройти севернее вдоль побережья. От первоначального плана Нагурского разместить базу на острове Панкратьева пришлось отказаться.
Самолёт был собран на берегу Новой Земли у становища Ольгинского при помощи членов экипажа «Печоры». Работа была трудной. Температура днем достигала +1 °C, однако ночью падала ниже нуля. Сборка заняла два дня. 21 августа Нагурский взлетел первый раз, сделал несколько кругов и приводнился. Не теряя времени, Нагурский погрузил на борт продовольствие на 10 дней, винтовку, лыжи и вместе с Кузнецовым в 16:30 вновь взлетел.




Гидросамолет Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле.

«Тяжело гружённый самолёт с трудом поднялся надо льдами, но затем стал быстро набирать высоту; перед нами открывались все более красивые виды. Направо находился остров с грядами островерхих хребтов и спускавшимися по ним ледниками, налево - белый океан, на котором кое-где виднелись темные пятна открытой воды. Ледяными верхушками сверкали живописные, фантастических форм айсберги. Они были расположены то ровными рядами, то беспорядочно разбросаны; по форме одни напоминали стройные обелиски или призмы, другие - странного вида коряги. Все они искрились, как бы обсыпанные миллионами бриллиантов, в лучах незаходящего солнца. Сознание, что я первый человек, поднявшийся на самолёте в этом суровом краю вечной зимы, наполняло радостью и беспокойством, мешало сосредоточиться.»

В 20:50, преодолев расстояние в 450 километров, Нагурский успешно сел на воду. Первый в истории человечества арктический полёт длился 4 часа 20 минут.

Всего Нагурский совершил 5 длительных разведывательных полётов на высоте 800 - 1200 метров вдоль западного побережья Новой Земли и у Земли Франца-Иосифа. Во время последнего полёта он достиг 76 параллели. Общая продолжительность полётов составила 10 часов 40 минут, расстояние около 1060 километров. Несмотря на то, что практически никаких следов пропавших экспедиций с воздуха обнаружить не удалось, Нагурский внёс существенные коррективы в существовавшие карты, а также смог предоставлять сопровождающим судам информацию о состоянии льда по маршруту движения, то есть, впервые выполнил функции ледовой разведки. На обратном пути Нагурский подготовил отчёт о полётах для Главного гидрографического управления. Суммируя накопленный опыт, он подробно изложил свои наблюдения и разработал рекомендации для последующих полётов в Арктике.

17 (30 н.ст.) сентября 1916-го на гидросамолёте М-9 Д.П. Григоровича впервые в мире с пассажиром на борту лейтенант Нагурский выполнил петлю Нестерова, можно даже сказать, что выполнил вынужденно. Ян с механиком Годовиковым решил попробовать, как долго гидроплан может набирать высоту, направленный вертикально, и в какой степени и времени рули теряют силу влияния на управление. Таким образом, лётчик выполнил две мёртвые петли подряд. Во время выполнения петель Нагурский чуть не потерял механика, который не был пристегнут. Годовикова выбросило из сиденья, но он удержался за крылья самолёта... Впоследствии Нагурский выполнял петли несколько раз, но уже летая без механика.

До сих пор жизнь Наурского напоминала фильм приключенческий, а потом началась драма, с элементами фарса, ИМХО...
После возвращения на Балтику он продолжил службу в морской авиации. С базы в Або совершал разведывательные полёты над Балтикой. Командовал авиаотрядом, авиадивизионом Балтфлота. В 1917-м его самолёт был сбит над Балтикой и он считался пропавшим без вести. Однако после нескольких часов в море был спасён русской подводной лодкой и доставлен в госпиталь в Риге.
После октября 1917-го некоторое время служил в красной авиации. В 1918-м уехал в Польшу. В войне с Россией Нагурский участвовать не захотел и утаил от властей своё воинское звание, чтобы избежать мобилизации. По блату поступил на работу на сахарный завод. Затем переехал в Варшаву, работал в КБ сахарной и нефтяной (!) промышленности, женился. В 1925-м встретился с известным американским полярным лётчиком Ричардом Бэрдом, которому передал свой опыт полярных полётов.
В это время в Польше его практически забыли, как пилота, а в СССР вообще... считали мёртвым.
Нагурский пережил Вторую мировую и продолжал работать инженером-конструктором и руководителем КБ в Гданьске и Варшаве. В 1955-м присутствовал на лекции известного польского полярного исследователя Чеслава Ценкевича, который мельком упомянул о «давно забытом пионере авиации русском лётчике Иване Нагурском». Тогда-то Нагурский встал и объявил, что он вовсе не умер... Тот случай широко освещался в польской прессе и Нагурский вновь стал известным человеком. Можно сказать, воскрес из небытия...
В 1956-м Нагурский прилетел в Россию - впервые за почти 40 лет.
В Москве тогда он встретился с полярными лётчиками Чухновским, Водопьяновым, Шевелёвым и Титловым. Чухновский был первым советским авиатором, совершившим полёты в Арктике после Нагурского - десятилетием позже, в 1924-м. В Ленинграде познакомился с В.В. Седовой, вдовой Георгия Седова, чью экспедицию он пытался отыскать в 1914-м.
По совету Ценкевича Нагурский описал в двух книгах свои полярные полёты и службу во время Первой мировой.
В признание заслуг он был награждён «Орденом Возрождения Польши». В дореволюционной России был награждён орденами Святого Станислава и Святой Анны III степени - за полёты в полярных широтах; Святой Анны IV степени с темляком «За храбрость», Святого Владимира «с мечами», Святого Владимира II степени - за боевые действия в Балтийском море.

Умер в возрасте 88 лет в Варшаве.
В честь Яна Нагурского названы: мыс в северной части острова Земля Александры в архипелаге Земля Франца-Иосифа; полярная гидрометеостанция Госкомгидромета на том же острове; вспомогательный аэродром Оперативной группы Арктики Дальней авиации на Земле Франца-Иосифа (ныне используется как ВПП авиации погранслужбы ФСБ России). С мая 2007-го - база пограничной службы ФСБ России «Нагурская» на Земле Александры.
Tags: АВИАЦИЯ, СеверА, история, память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments