?

Log in

No account? Create an account

Солнце поднимается на Востоке

Волжские страдания

Дом Андрея Болконского
коты растут
kot_or_osl

Ну казалось бы: где Бородино и где губерния Ярославская. Ан, нет! Всё рядом – и в истории, и в географии, и в литературе…

Есть в нашем городе внешне неприметный двухэтажный особняк конца XVIII века - около Арсенальной башни, в Медвежьем овраге, практически на берегу Волги расположен он (ныне – Волжская набережная, дом 7/2). 
Во время Отечественной войны 1812 года в здании находился госпиталь для раненых офицеров. Как уверяют наши краеведы, именно здесь умер от ран генерал-лейтенант Николай Алексеевич Тучков. 
По легенде, этот дом связан и с героем романа « Война и мир» Андреем Болконским, который тоже умирал на Волжской набережной. При этом Лев Николаевич Толстой никогда не был в Ярославле. 
Сестра императора Александра I Екатерина, принцесса Ольденбургская - жена ярославского губернатора Георгия Петровича Ольденбургского возложила на могилу героя-генерала серебряный венок. Надпись на нём в своё время поразила Льва Толстого - слова были удивительные для венка, предназначенного воину: «Весь мир был его любящее сердце».
Николай Тучков окончил свой путь в доме на Волжской набережной, который ярославцы зовут «Домом Болконского». По исследованиям романа «Война и мир», Николай Тучков был одним из прототипов князя Андрея Болконского. Именно здесь, возле Волги произошло его прощание и с Наташей Ростовой, и с жизнью. 

Так фамилии Тучкова и Болконского вошли в историю Ярославля. А через роман Л. Н. Толстого возникло удивительное родство судеб их. 
… После ухода русской армии из Москвы Ярославль стал, по сути, прифронтовым городом. Для раненых был сформирован главный госпиталь. В доме призрения ближнего на углу улиц Ростовской и Угличской (теперь это здание Демидовского университета на углу улиц Кирова и Андропова) разместили солдатский госпиталь.
Во время наполеоновского нашествия в Ярославль свозили раненых с полей сражений. Офицеров, в частности, размещали и в этом доме близ Волги. Бегство дворянства из взятой Наполеоном первопрестольной в Ярославль также отражено на страницах великого романа.

При подготовке к Отечественной войне 1812-го Николай Тучков стал командиром 3-го пехотного корпуса. Войска корпуса поддерживали 4-й корпус в бою у Островны, обороняли Смоленск, бились под Лубином, перекрыли Старую Смоленскую дорогу на Бородинской позиции у деревни Утицы. Здесь в первой половине дня 26 августа кипел упорный бой за ключевую высоту - Утицкий курган. 
С противоположной от Семёновских флешей стороны располагался пехотный корпус, которым командовал Николай Тучков-первый, старший из четырёх братьев-генералов. По первоначальному плану, внезапное появление на поле битвы дивизий этого корпуса должно было оказаться для противника весьма неприятным сюрпризом. Но… сюрприза не получилось: вначале Тучков-первый был вынужден отправить одну из своих дивизий на помощь защитникам флешей, а вскоре и остальные его войска вступили в ожесточённые бои с польским корпусом генерала Понятовского - поляки стремились прорваться в тылы русской армии и дрались отчаянно, но путь им преградили солдаты Николая Тучкова. 
Во время одной из контратак генерал получил пулю прямо в грудь. Его вынесли из боя, потом перевезли в Можайск, а затем и в Ярославль. Тут, в Ярославле, он и умер после трёх недель мучений: полученные им утром 26 августа раны оказались смертельными… 
Генерал-герой Николай Алексеевич Тучков был погребён в Толгском монастыре. На стене Спасского храма, в подклете которого он и нашёл последнее успокоение, о том напоминает мемориальная доска.