?

Log in

No account? Create an account

Солнце поднимается на Востоке

Волжские страдания

Cпасти генералиссимуса Сталина
коты растут
kot_or_osl
Планы экстренной эвакуации вождя из столицы во время войны представила "КП"

Осенью 1941 года Москва самым активным образом готовилась к эвакуации. Фашистские войска находились в трёх десятках километров и могли совершить танковый прорыв, который привел бы к захвату столицы. В постановлении Государственного комитета обороны говорилось об эвакуации правительства и президиума Верховного Совета. Бежать вождю так и не пришлось, но планы его выезда из Москвы существовали. Причём они были не просто совершенно секретными документами, а, скорее всего, одними из самых тщательно охраняе­мых тайн военного времени.



Вагон? Авто? Самолёт?

Подготовка к эвакуации вождя началась ещё в июле 1941 года. Уже тогда в Куйбышев была откомандирована большая группа сотрудников комендатуры Кремля и 1-го отдела НКГБ СССР, отвечавшего за охрану высших должностных лиц.

Многие высшие чиновники прибыли в Куйбышев спецпоездом 17 октября. Правительственный эшелон с воздуха прикрывало несколько авиационных истребительных полков. Туда же переправили и сталинскую библиотеку, его гардероб и три автомобиля. Намерения покинуть Москву были серьезнее некуда.

В книге «Московский Кремль в годы Великой Отечественной войны» упоминается следующее: «Планом предусматривалось три варианта выезда: по железной дороге, на автомобилях и самолетах. В частности, воздушный план предполагал эвакуацию пятью самолетами Л-3. Для сопровождения самолетов выделялись три эскадрильи истребительной авиации (МиГ) и одна эскадрилья штурмовой авиации. Списки экипажей пяти самолетов были представлены в 1-й отдел НКВД СССР 12 ноября 1941 года».

Алексей Рыбин, отвечавший за сталинскую ложу в Большом театре и бывший человеком информированным, в своих мемуарах уточнял: «Еще могу добавить, что на Центральном ­аэродроме имени Чкалова, на краю которого сейчас находится здание­ ­аэровокзала, стояли наготове четыре «Дугласа». Полковник Грачев сидел в кабине личного самолета Сталина».

Вылет с Центрального аэродрома (район станции метро «Аэропорт») был наиболее предпочтителен. На короткое время советские ВВС должны были обеспечить превосходство в воздухе над центром столицы и подавить огневые точки противника. Путь до аэродрома - это около 10 минут в бронированном «Паккарде» или 15 минут в танке КВ. Вылет под прикрытием полка истребителей вполне возможен.

Другой способ - Сталин добирается от Кремля до ­«Аэропорта» на метро (выход из Кремля на станцию «Площадь Революции» и смежную с ней «Площадь Свердлова» наверняка существовал), а затем перевози­тся в бронированном транспорте к самолету (1 - 2 минуты).

Интересный, но трудновыполнимый проект боевого  приказа для эвакуации руководства страны был подготовлен комендантом Кремля Н. К. Спиридоновым. 1330-километровый автомобильный маршрут Москва - Ногинск - Покров - Владимир - Вязники - Гороховец - Горький - Куйбышев был проработан к 20 октября. Готовность к движению была определена 29 октября. Двигаться было решено восемью группами автомобилей (основные машины сопровождались автомобилями выездной охраны). Колонна растянулась бы на 5 километров. Сверху было предусмотрено прикрытие полком истребительной авиации, а в колонне должны были находиться четыре зенитные установки.

Понятное дело, что у такого плана было много уязвимых мест.



Взлёт с футбольного поля

А вот самая малоизвестная, но наиболее логичная версия экстренной эвакуации Сталина из Москвы строится вокруг Запасного командного пункта Ставки. С середины тридцатых годов вся территория Измайлова за окружной железной дорогой была объявлена «зоной особого режима». Там шло строительство стадиона имени Сталина и подземного бункера под ним. А рядом буквально «в шаговой доступности» находились другие секретные объекты: школа диверсантов, аэропорты, общежития охраны и пр.

Почему же именно Измайловский бункер мог иметь столь важное значение для эвакуации «вождя народов»? В первую очередь из-за широких транспортных возможностей. Бывший главный архитектор Москвы Кузьмин упоминал о существовании «17-километрового тоннеля» от Кремля до бункера. С его помощью можно было бы безопасно добраться в Измайлово в течение получаса.

Скорее всего, транспортом до бункера могла служить либо линия метро от «Площади Революции» до нынешней «Партизанской» (она в то время уже существовала, но не работала в открытом режиме). Правда, некоторые источники упоминают автомобильный (танковый) туннель, о котором практически ничего неизвестно. Мне «танковая» версия представляется в некотором смысле фантастической. Как вы думаете, если колонна танков (а это и сейчас не самый экологически чистый вид транспорта) заведет двигатели в практически замкнутом подземном пространстве, не задохнутся ли пассажиры? Да и зачем танки? 40 - 50 метров до поверхности - стопроцентная гарантия даже от двухтонных авиабомб времен войны…

Если мы берем за основу «железнодорожный вариант», то достаточно вспомнить, что «Партизанская» или «Стадион имени Сталина» в то время была конечной подземной станцией. Но средний путь её (москвичи знают, что она имеет три пути) между ней и будущей «Измайловской» выходил на поверхность и переходил в железнодорожную ветку! А вот она и могла вести к Горьковской железной дороге. И путь на Восток был открыт.

Странная архитектура стадиона была оправдана тем, что это был замаскированный аэропорт главы СССР

Стратегическое преимущество Измайлова было в том, что артиллерийский обстрел с западных окраин Москвы вряд ли мог быть прицельным и опасным для Сталина. Тем более, что у него были и другие возможности эвакуации из Запасного командного пункта. Перед «Партизанской» было ответвление линии метро к сталинскому бункеру. То есть попасть в свою запасную резиденцию он мог и под землей. А вот дальше…

Существуют догадки исследователей о существовании около бункера гигантской стоянки для танков и автомобилей, расположенной на глубине в 15 метров и «накрытой» 6-метровым слоем железобетона. Считается, что на этой стоянке могли размещаться до сотни тяжелых КВ и автомобилей. Эта группа могла при необходимости обеспечить вывоз главкома на любой из ближайших аэродромов либо двигаться к ближайшему запасному командному пункту своим ходом…

Допустим, Сталин перевезен в Измайловский бункер. Куда дальше? Вариантов тут множество. Вместе со строительством объекта в конце ­30-х годов были проложены две дороги на восток: будущие Измайловское и Щелковское шоссе. С них можно было без проблем попасть на основной эвакуационный путь - Горьковское шоссе.

Но наиболее предпочтительным (при всей нелюбви Сталина к полетам на самолетах) был воздушный путь. Буквально в «шаговой доступности» от бункера были построены два ­аэродрома: Дальней авиации и ПВО. Один находился в районе нынешней 5-й Парковой улицы, а взлетной полосой его был нынешний Измайловский бульвар. Второй аэродром был на 15-й Парковой, то есть тоже недалеко. И не будем забывать о том, что по Щелковскому шоссе за довольно короткое время можно было добраться до Чкаловского аэродрома либо до аэродрома в Монине.

Но существовал и еще один, самый короткий путь к личному самолету главнокомандующего. Он мог расположиться в нескольких десятках метров от выхода из бункера, прямо на стадионе! Дело в том, что когда подземный сталинский бункер в 1940 году был построен, строительство стадиона, бывшего объектом прикрытия, остановилось. И остановилось оно на очень любопытном этапе. Были построены три бетонные основы для трибун высотой в десяток метров каждая. Четвертая сторона оставалась свободной. Пространство внутри трибун было освобождено от строительного мусора и выровнено. А там, где должна была быть четвертая трибуна, начиналось нечто, подозрительно напоминавшее взлетную полосу. Мы знаем, что самолетам того времени совсем не­обязательно было взлетать с бетона или асфальта, достаточно было ровной земляной или снежной поверхности. А на стадионе под мощным прикрытием бетонных трибун могло разместиться несколько самолетов для Сталина, Берия и их сопровождающих. Истребители прикрытия в этом случае могли взлетать с любого из упоминавшихся нами ближайших аэродромов.

Так что мы можем констатировать, что основное предназначение объекта ЗКП «Измайлово» было, скорее всего, не командное. В течение почти пяти лет он готовился как главный эвакуа­ционный пункт на случай экстренного отбытия оставшихся в столице руководителей в приволжские города.

... Лично я не имею к сему опусу ни малейшего отношения. См. http://irk.kp.ru/daily/25997.3/2925099/


"За время моего дежурства..."
коты растут
kot_or_osl

9 декабря

Взлёт звена... Первый на форсаже. А у второго явно выдержки не хватило... Как думаете?..





9 декабря, 1946 год. Запущен в серийное производство учебно-тренировочный бомбардировщик УТБ-2, первый самолёт ОКБ Сухого, поставлявшийся на экспорт (ПНР). Следует отметить, что УТБ пользовался популярностью среди лётного состава, и машины вырабатывали свой ресурс до предела. С наступлением эры реактивной авиации функции УТБ прочно и на десятилетия перешли к учебному Ил-28У.


9 декабря, 1955 год. Первый полёт истребителя Е-5 (МиГ-21, Х-5, И-500); В.А. Нефёдов.
Фронтовой истребитель с треугольным крылом и двигателем АМ-11. Самолёт имел на крыле три аэродинамических гребня (два выступали за кромку крыла).

9 декабря, 1983 год. Первый взлёт многоцелевого транспортника чехословацкого Л-410 с ВПП вновь построенного аэродрома Васьково, возле Архангельска - начало эксплуатации этого типа в наших северных районах.


9 декабря, 1987 год. Первый полёт совершил A300-600R (с двигателями CF6-80C2A5). Он представлял собой модификацию исходной модели А300-600 с увеличенной дальностью полёта.



9 декабря, 1988 год. Первый полёт шведского многоцелевого истребителя Saab JAS 39 Gripen.

9 декабря, 1999 год. В горах Синего хребта на севере Приморья потерпел катастрофу Ан-14А "Пчёлка", принадлежавший авиаклубу завода «Прогресс». Внезапно ухудшившаяся погода (снегопад) вынудила экипаж отклониться от маршрута для вынужденной посадки на ближайшем аэродроме. Выполняя разворот на низкой высоте в условиях плохой видимости, самолёт задел крылом дерево и разбился. Самолёт до того долгое время стоял на территории завода как памятник и был восстановлен группой энтузиастов незадолго до катастрофы. Погибли КВС и два пассажира ( техники завода). Место катастрофы было найдено на следующий день, в 11:10 местного времени.
Из семи находившихся на борту человек трое погибли и трое были тяжело ранены.