March 23rd, 2017

коты растут

Кавалер "Золотой Звезды" № 1

Лётные лики

Анатолий Васильевич ЛЯПИДЕВСКИЙ - лётчик, генерал-майор авиации (1946), первый Герой Советского Союза (1934).
Родился 10/23 марта 1908-го в с.Белая Глина Ставропольской губернии (ныне Краснодарского края) в семье священника. Семья из династии священнослужителей Тульской губернии. Детство провёл в Ейске. Работал подручным в кузнице, учеником слесаря, мотористом косилки, помощником шофёра на маслобойном заводе.
В РККА - с 1926-го. В 1927-м окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, в 1928-м - Севастопольскую школу морских лётчиков. Служил в строевой части ВВС Краснознамённого Балтийского флота, затем - лётчиком-инструктором в Ейской школе морских лётчиков. С 1933-го - в запасе. Работал пилотом в Дальневосточном управлении ГВФ.
Первым проложил регулярный воздушный путь для пассажиров на Сахалин.


В 1934-м принимал участие в спасении челюскинцев. Совершил 29 поисковых полётов на АНТ-4 в пургу и в ненастье, прежде чем 5 марта 1934-го, обнаружив их лагерь, совершил посадку на льдину и вывез оттуда 12 человек - 10 женщин и два ребёнка.
Уже годы спустя Ляпидевский вспоминал: «Мы готовились к броску на льдину челюскинцев 29 раз. Вылетали, брали курс и каждый раз возвращались - стихия свирепствовала, мороз доходил до сорока градусов, а летали мы тогда без стеклянных колпаков над кабиной и даже без защитных очков, просто лицо оленьей шкурой обматывали и оставляли маленькие щёлочки для глаз. Но от холода ничего не спасало. На самолётах не было и радиосвязи, то есть приходилось полностью полагаться на свой опыт. Но в конце концов на 30-й полёт я обнаружил этот лагерь. Решил садиться. Захожу на посадку раз, другой - но для большой тяжёлой машины площадка была очень маленькой, всего 400 на 150 метров. Промажу -ударюсь о льды, проскочу - свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости сел на льдину. Когда вылез, все вокруг кричали, обнимались, лезли целоваться. А у меня в голове одна мысль: чёрт, а как же я отсюда вылетать-то буду?!»
Советская пропагандистская машина превратила головотяпство чиновников, оставивших пароход без ледокольного сопровождения, в эпический подвиг по спасению челюскинцев. Тем более что и сама спасательная кампания по своему драматизму ничуть не уступала трагедии чудом выживших полярников.
Collapse )